Non/Fiction № 19, 03.12.2017

Тут на днях премию вручали за образцовую семью. 

Представляю - номинанты ходят с "жучком", через год их оповещают: мол, на контакты, не указанные в брачном договоре, вы не шли, на провокации не велись, отдел штатных провокаторов уволен, а вам премия! Чувствую, не тому вручили)) 

Если бы вручантом была я, премия б досталась семье художников, где каждый работает по-своему и над своим и они понимают друг друга с полуслова. В разговоре они попеременно то ведут каждый свою тему, то вместе держатся одной темы и разговор всё время развивается - как музыкальная пьеса. Сын унаследовал профессию родителей и работает в собственном стиле. 

У самого старшего настолько поразительные познания в истории, что захотелось узнать, как издательство это использует? Ну как использует, записывают fb-ролики с художником, когда появляются новые книги с его иллюстрациями. Хм. 

Почему 2 последних книги Егора Яковлева с предисловием Пучкова? 

Потому что "Гоблин" в настоящее время - зонтичный бренд. У его роликов очень разное количество просмотров, в результате своего участия в передаче Яковлев, Жуков тоже стали брендами, продвигающими известность "Разведопроса" - они не складывают, они умножают известность друг друга.

 Если издательство продвигает только книги, то личность иллюстратора (именно личность, а не его работы) работает на успех издательства/ свой собственный едва ли процентов на 10. 

Идём дальше. Анатолий Елисеев занемог, жаль, его "Фокс Микки" остался без автографа. Зато получил свой автограф другой "Микки" - с Бугославской)) 

А я в нечаянное "окно" послушала Илью Берштейна о "Капитане Врунгеле", зачитывали фразы, обличающие итальянских и японских фашистов - из своего детства вообще этого не помню! 

А знаете, почему немецкий военный заявил об оскорблении Врунгелем кашалота и встал как бы на его защиту? Кашалот - долихоцефал, а стало быть, ариец. 

Автограф у Дарьи Герасимовой с первого раза тоже не удалось взять - дети резали, клеили, дорисовывали, Дарья активно участвовала и старалась успевать руководить. Надеюсь, вас там не было и никто не обидится, но так мало детей с чувством формы, цвета (шёпотом: ваще один!) 

Автограф я всё-таки взяла, буду этой книгой детей мучить, чтобы не пришлось, как сегодняшним родителям, отводя глаза, стыдливо блеять: "Какая буковка у тебя симпатичная..." 

В этом "окне", пока ждала окончания мастер-класса Герасимовой, сходила на лекцию композитора Веры Павловой, послушала об её опыте постановки собственной оперы "Бармалей". 

Ставила она оперу в университете Washington & Lee штата Вирджиния со студентами, изучающими русский язык. Ставили с листа, она напрасно привезла 30 экземпляров "Бармалея" с Добужинским

Почему? Цвет кожи у Бармалея не тот, чтоб такую книжку студентам в руки давать и вообще показывать. 

И текст не подошёл. Вере сказали, что если оставить слово "Африка", то университет закроют на следующий после постановки день. 

Предложили, чтобы действие происходило в "Tundra". Ах, в стихотворный ритм не вписывается? Ну тогда в "Tundria" 

А так полная свобода и верность первоисточнику: в "Tundria" акулы, гориллы, злые крокодилы. 

Да ладно, кто из штата Вирджиния был в "Tundria", кто намекнёт, что акулы, гориллы, крокодилы там вымерзнут и Бармалей по морозу не сильно-то забалует? 

При таком новаторском подходе я всё ждала, что в конце хор затянет "По тундре, по железной дороге..." . 

Но нет, то ли Вера Павлова удержала, то ли студенты слов не знали. 

Я прям разочаровалась -- маршрут скорого укладывался в сюжет как родной. Пока стояла в гардероб, пока одевалась, в голове неслось: "Когда тундра проснулась, развернулась ковром..", буэ. 

Пока ещё не зеленеющий май, залегаю в книжную спячку, благо, есть с чем))

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded