7-й Книжный фестиваль Красная площадь - 18.06.2021

Приятно взглянуть из высокого окошка на Красную площадь: о, людишки копошатся, - и ощутить, что ты не один в этой огромной стране.
А людишкам... До порта пяти морей бриз не долетает.
На улице +29, плитка излучает накопленный жар. Случайно уцелевшие деревья дарят тень только тем, кто смог огородить их кованным забором - прохожий, не замай!
Отлично, что можно опоздать на полчаса ко времени, заявленном в билете. Жаль, что пропустила встречу с Касей Денисевич, но особой досады тоже нет.

Книжка "Соседи" довольно милая - то, что называется нелюбимым мною словом "атмосферная", уже упакована в премии. Но она и правда вводит в слегка медитативное состояние - знаете, как вдохнуть наконец-то остывший вечерний воздух.
Текста очень мало, он часть картинки, что не удивительно: автор и художник - одно и то же лицо.
Если вам нужна такая книжка-флакончик, открыв которую вы ощутите запах лёгкой беззаботности, то это она.
Учтите только - расфасовка очень мелкая, надолго не хватит.
Лучше в библиотеке взять. Настроение - это не запах, другие посетители всё не вынюхают:=))

Главная цель посещения таких выставок - встреча с книжным волшебством.
Приятно, что встреча состоялась.Collapse )

На презентации "Маршака" в четверг Ирина Лукьянова говорила о конкурсе Книгуру. Она как член жюри прочитывает невообразимое количество рукописей (на конкурс в двенадцатом сезоне поступили 547 произведений) и складывает тексты, которые как-то цепляют, но в условия конкурса не вписываются, в отдельную папку. Когда издательства спрашивают её, есть ли что интересное внеконкурсное, она с чистым сердцем отдаёт эту папочку.

Не знаю, попадали рукописи К. Горбуновой и З. Стадник в заветную папку, зато знаю, что их книги вышли из издательств навстречу нашим детям.

Надо бы пост написать книгах, помогающих детям обживать взрослый мир, о том, как в процессе обживания - укоренения дети наделяют человеческими свойствами окружающие объекты. Об одной такой книге я уже писала. Это "Метрольцы" - о genii locorum московского метро.

Книга Ксении Горбуновой "Однажды в шкафу" одушевляет одежду: "Шкафу нравилось весёлое копошение внутри. Когда майки лазили в гости к колготкам, штаны навещали свитера. Вещи прыгали с полки на полку. От всего этого Шкафу было щекотно - как будто внутри бегали мурашки."
Сказки вряд ли для пятилеток, когда у детей пик сказочного мышления, скорее лет на шесть. Десятилетний человек усмехнётся тому, как забавно через приключения и наклонности обитателей одежного шкафа передаются реалии обычного мира.  Забавные иллюстрации очень созвучны историям. Они помогут читателю любого возраста познакомиться с населением шкафа, подружиться с жителями его полок.

Волшебством веяло и от книг Зули Стадник.
Я читала её "Детский сад на колёсиках", когда тема была нам актуальна. Полезная книга и не такая назойливо-дидактическая или разжёвано-скучная, как многие другие книги про первый поход в детский сад.

А вот от её "Крыши летят" впечатление, что твоя личная крыша взлетела! И это не страшно - родная крыша тебя не бросит, полетает и вернётся, чердак заодно проветрится.
Каждый дом не просто очеловечен, у них у каждого живой характер, проступающий в делах и словах.
Какие дела у домов? Ну, мало ли. Письмо другу послать, сколотить хоккейную команду, слетать к морю... И я бы не отказалась - прямо сейчас с Красной площади...
Приключения компании домов-долгожителей из переулка Строителей - не просто череда ситуаций, это взаимодействие характеров, вплоть до столкновений. Дома настолько живые, что если в Тобольске - городе Зули Стадник - есть переулок Строителей, то туда надо водить детей на литературные экскурсии. Пусть узнают, под каким номером в самом деле скрывается галантерейно-обходительное строеньице № 1, кто из домов добрейший № 6, а кто - коварный интриган № 9 ...
Огромное спасибо издательству Архипелаг за такую встречу! Как хорошо, что у книги есть новогоднее продолжение!

Так хочется остановиться и дальше улыбаться, радуясь тому, что будешь читать забавные истории вслух. Но... Не захватила меня "41-я кошка". Может, потому, что в квартире, где обитает толпа кошек, мне крайне неуютно и даже неприятно? А рисунки в "Букашках-первоклашках"... - ну, не взлетело в моём личном рейтинге. Но это только в моём.

Вернёмся лучше к волшебству: Вадим Челак чуть дорисовывал летящие дома, а потом исполнял пожелания детей - волшебник, что сказать...

При такой погоде как-то обнадёживает, что Non/Fictio (да что ж они взялись на буквах экономить!) в начале декабря.
А в июне на этом, пожалуй, остановимся. +31 на открытой каменной поверхности и для меня перебор. Жизнь - это не только книги.

7-й Книжный фестиваль Красная площадь 17.06.2021

Пока что для нас СССР - центр тяжести. Чуть серьёзней становится разговор, так он постепенно смещается туда, где мнится громада советской действительности.

Днём пришла послушать о новой книге про Маршака. А как не послушать: кто из нас пропустил в детстве воробья, для которого на последнем развороте дружески распахивалась крокодилья пасть? Без такой пасти книжка о воробье не совсем ненастоящая, это каждая мама и бабушка помнят :=)) Бабушки так наверняка помнят, а для мам эта книга неотвратима как судьба ещё с советских времён. Даже если мамы то время не застали, оно застало их.Collapse )

А любимый "Кошкин дом" - "Я звала не навсегда, и сегодня не среда"? А бесчисленные мышата - и местные, и английские?

Приятно было слышать, что писательнице и художнице было интересно и легко работать с его наследниками, ибо нынче наследники бывают очень ... разными.

Книга выстроилась необычным образом. Самуил Яковлевич в детстве-юности переезжал, и каждая глава книги - глава из его жизни, каждый раз в другом городе. Ольга Йонайтис пересмотрела множество фото из семейного архива, если образ не складывался, она выезжала на место - вот это добросовестность в работе! Зато в результате каждая заставка к главе - рисунок дома/ заметного архитектурного объекта, где писатель жил или хотя бы мимо проходил.

Было бы интересно узнать, как знаменем советской детской поэзии стал человек, сочинявший разгромные стишки о красноармейцах и печатавший их в белогвардейской газете. Не услышала. Понятно, что талант не скроешь, он пробьётся, но бывало, что талантливые люди не вписывались в жизнь. А порой они выписывались из неё навсегда, даже без белогвардейского прошлого.

Ожидала я чего-то об Англии Маршака и Чуковского, как им удалось через детские стихи сделать из Англии добрую сказку, где нет ни прототипов Оливера Твиста, ни поговорки "Южней Суэца грехов нет". Не дождалась.

Ирина Лукьянова рассказала о своей новой книге в другом издательстве (не Книжном доме Анастасии Орловой), что-то вроде бесед/ учебника по русской литературе.

Лукьянова сказала интересную фразу: " В 19 веке о русском писателе рассказывать легко: родился - вырос - поступил на службу - ушёл в отставку - поселился в имении. А в 20 веке по судьбам писателей прошлись трактором и танком".

Ну, давайте вспомним известных личностей: Пушкин после смерти оставил около 140 тыс. долга, емнип, самым дорогим его излишеством оказалось издание литературного журнала. Не очень-то удалишься для свободного витийства в имение, того гляди, само имение за долги опишут. Может, это не трактор, но грызёт изнутри похлеще экскаватора.

Лермонтов? И танка не понадобилось.

Дельвиг? Бенкендорф блестяще справился с ролью танка: так раскатал достоинство поэта, что тот вскоре умер.

Почему вдруг имение всплыло в разговоре? А это мечта о безусловном базовом доходе, типа наследной бабушкиной квартиры, сдаваемой в аренду.

Издалека всё так прекрасно: ничего не делаешь, а денежка капает.

Ну, во-первых, поэту/ писателю невозможно ничего не писать чисто физически.

Во-вторых, всё прекрасно, пока не приглядываешься. То соседские мужики незаконно порубят твой лес (арендатора зальют соседи сверху), а ты тот лес уже продал и денежку потратил. То твои мужики в чужом лесу насвоевольничают (арендатор кого-то зальёт). И вот опять убытки и хлопоты вместо доходов!

Прекрасное безделье воображаемо. За него если сразу же не заплатить, то отложенная плата может и в виде трактора/ тачанки прийти, причём прямо в поместье.

Можете возразить, что всё равно поместье обеспечивало доход и бесхлопотную жизнь. Ага.

Маменька Тургенева думала, что она с помощью обещания поместья сможет выросшими детьми крутить как хочет. И выяснилось, Ивану Сергеевичу ничего от неё не надо, "Записки охотника" приносят столько же, сколько приносит маменькино именье за год.

Софья Андреевна насмерть билась за мужнины гонорары, т.к. поместье съедало практически все доходы от романов ЛНТ, а деткам надо было что-то оставить.

Поместье Тара - это обычно белый слон, уж поверьте Ретту Батлеру.

Вывод: в любое время на каждого свой трактор/танк найдётся.

То в виде Бенкендорфа, то в виде падения рыночных цен на зерно, но найдётся.

Мысли в голове крутились, но я не участник дискуссии и не стала задавать вопросы и тянуть одеяло на себя.

Уходя, вспоминала встречу того же дня с лётчиком - космонавтом Лавейкиным.

Он представлял книгу «В небе и над землёй» - из архивов своего отца, военного лётчика Ивана Лавейкина и  о своей работе космонавтом рассказывал, уже отвечая на вопросы.

Особенно запомнилось, как его отец после окончания войны должен был привести самолёт уже на подмосковную авиабазу. В Германии он утром нарезал гигантский букет сирени, несколько часов вёл самолёт. Утром, подлетая к той деревне, где жила его невеста, прошёл первый круг низко, а когда все жители высыпали посмотреть, что за шум, уже поднявшись довольно высоко, сбросил ей этот огромный букет. Представляете полёт этого напоминания об обещании выйти замуж за лётчика?

Можно после этого поверить Хабенскому, что советские офицеры не могли и не умели признаваться в любви?

С другой стороны, Лавейкину 70, а Хабенскому нет ещё 50 и возможности внедрить в мозги новых поколений своё представление о советских офицерах у них разные.

Так что 17 июня я наблюдала уходящую натуру, ненадолго задержавшуюся здесь после ухода СССР.

Санкт-Петербургский книжный салон 2021 - Ломаев А.Я.

Вспоминала, о каких понравившихся детских книгах не рассказала в предыдущих записях, и вдруг до меня дошло, что остался только Ломаев.

В издательстве "Лорета" вышла книга о Шерлоке Холмсе с теми иллюстрациями Антона Яковлевича, что были во французском издании. Книга - полное воплощение тех основных черт детективного романа, что выделяла Ахматова, любительница хорошего детектива: "Ужас и уют".

Хочется сказать ещё и о второй книге того же издательства - "Новое платье короля".
Была дискуссия на сайте издательства об обложке книги, сам художник хотел разместить на обложке рисунок с кульминационной сценой, но большинство высказалось против - обнажёнка на обложке, вдруг да оскорблённых потом будет не перечесть.
А жаль: иллюстрации продолжают абсурдистский лейт-мотив текста сказки и нагота смотрится неуместным одеянием, а не провоцирует ненужное в детской книге внимание к голому телу.
С другой стороны - интрига сохранилась: что же там за платье-то такое?

В этой книге присущие другим работам Ломаева театральность и даже карнавальность подачи явлена очень ярко. Клоунский нос на лице короля вы наверняка заметите, но присмотритесь ещё и к короне! Корона ли это или...?

В 5 лет ребёнок пересматривает те подспудные жизненные сценарии, что неявно уже сложились и хранятся где-то в его голове.
Хорошо бы вытащить их и переписать те части, куда вкрались фатальные ошибки)) Лучше средства для вытаскивания таких сценариев наружу, чем разыгрывание сказок, не найти. Посмотрите, крупноформатные книги Ломаева у Лореты - готовые сценарии таких игр, а театральность иллюстраций просто подталкивает к домашней игре в театр.
Здесь Красная шапочка идёт по проволоке, Принцесса, пока без горошины, скользит среди топиарий, какие невозможно вырастить, можно только создать в бутафорском цеху, а в соседнем, пастижёрском, взбивают парики для "Свинопаса"...

Выбирайте 3-5 книг, где есть герои и ситуации, которые вы хотели бы проговорить-прорешать вместе с ребёнком. Одна книга - одна игра. А потом, если вас (вас лично и/ или ребёнка) такая игра не устроит, просто вносите изменения в следующий спектакль.
А то как вдумаешься в "Свинопаса", "Диких лебедей", "Дюймовочку" - "бедну маму в обморок так и бросат"! Сплошной харассмент и газлайтинг - а мы возьмём и всё перекроим)) Имеем право на режиссёрское прочтение в своём собственном домашнем театре и даже без государственной поддержки.

Т.е. книга, конечно, учебник жизни, но хорошо, что есть издания, которые подталкивают к переигрыванию судеб героев.

Удачной игры!

Санкт-Петербургский книжный салон 2021, послесловие к встрече с Яхиной

Ужасно не хотелось идти на эту встречу, но заставила себя. Знаете, такое суетно-гуманитарное: а вдруг не разглядела, может, там что-то есть?
Таких, как я, набралась ещё пятая часть атриума. Сидим, смотрим. Записываю не дословно, а то, за что хоть как-то зацепилось внимание.
ЕШ (Елена Шубина): Сейчас у нас уже три романа. Можно выделить главные темы:
- интерес к определённому периоду,
- мощный национальный контекст. В "Зулейхе" татарский, в "Дети мои" - немцы Поволжья, "Эшелон" - это просто Ноев ковчег.

ГЯ (Гузель Яхина): Это красный истерн - 4000 км, 6 недель, кони, сабли, винтовки, соблюдены законы жанра. Были две проблемы: справлюсь ли я с этой темой, справится ли читатель.
И дальше такие же гладкие рассуждения, их можно прочитать в любой газете, например, в "Новой", послушать на ТВ, например, у Познера. Слова катятся и катятся, не цепляясь за конкретику. Если потом зайти, скажем, на лекцию Багдасаровой, контраст разительный. Там страсть, а тут ... "Изрыгну тебя из уст моих, ибо не холоден ты и не горяч, но тёпл".
Я уже приуныла - надо ж было так бездарно провести полчаса, как дальше пошло поинтересней.
ГЯ: Папин дедушка (даты назывались впроброс, где-то я могла не дослышать, где-то ГЯ могла без бумажки ошибиться) родился в 1909 и родители отдали его в приют, чтобы он не умер от голода. Я сначала была в ужасе, как же так, а потом почитала документы и поняла: это норма.
Назовите документы с сравнительным анализом общего количества новорожденных и тех, что сдали в приют. Хорошо бы учесть детей в тех уездах, где вообще не было приютов. Не все любят ковыряться в документах, а некоторым, как справедливо заметил Иа, даже и не приходится - работают, знаете ли. Так что если вы озабочены несением истины в народ, то назовите публикацию с разбором документов. Без вдумчивого анализа это всё так - звуки, исчезнувшие в воздухе, но застрявшие в ушах.
Сдача ребёнка в приют не была нормой, как бы не старалась ГЯ нас в этом убедить. Хотя цифры о количестве приютских воспитанников не стали общим достоянием, но такая норма жизни: родила - дитя в приют, родила - в приют, и так раз 10, - точно отразилась бы в литературе. Литература тогда вообще отвечала за всё.
Мало кто из нас знает историю своей семьи до начала двадцатого века, но прадедов-прабабушек более-менее помнят. И где ж это было нормой? Семьи были многочисленные, хотя не слишком сытые, и детей теряли в голодный год, что случалось не один раз за жизнь - каждый третий год был неурожайным, а примерно каждый 5-7-й - очень голодным. Но сирот не сдавали в приют, как грибы заготовщикам. Сирот содержала община, вспомните жизнь Дарёнки до Коковани. Жили не слишком хорошо, как в поговорке: "Бог сиротку не обидит, но и лёгкой доли не даст". Тем не менее, дети оставались под присмотром общины.
Возможно, ГЯ настиг хтонический ужас, пришедший из семьи: когда семье будет тяжело, взрослые от тебя откажутся. И она мстит взрослым, как умеет, отказываясь от них первой.
Например, по рассказу ГЯ, папин дедушка - в романе Загрейка, был убеждённый коммунист. Он считал, что Советская власть его от голода спасла - вывезла с детдомом в Самарканд.
Как ГЯ относится к тому институту, что заменил отсутствующих взрослых - тех, кто взял на себя ответственность за выживание её прадедушки? В романе Советская власть, коммунисты конкретизируются в лице Деева.
И ГЯ отказывается от них, отказывает им в праве не только на существование, но и на уважение .
ЕШ: Вы как создатель романа можете сказать, что Деев сам и создал ситуацию беспризорничества?
ГЯ: У него на руках много крови. Многие невинные люди погибли по вине Деева. Для детей он и спаситель, и убийца их родителей.
Хлёстко, эмоционально. Давайте включим голову: в Самарканд везли прадедушку ГЯ, он родился в 1909 и родителей не видел. Осиротил ли его какой-то комиссар - Деев или с другой фамилией? Нет.
Осиротил ли Деев детей, попавших в детприёмник после 1917?
Согласно ГЯ, да. Ну помните: "...многие невинные люди погибли по вине Деева..." - несомненно, Деев всех осиротил.
Можно рассуждать как Фирс: "Мужики при господах, господа при мужиках, а теперь все враздробь, не поймешь ничего" Тогда надо дать себе отчёт, что у тебя мысли прислуги при барине. И не удивляться, что когда барину будет не до тебя, ты останешься в пустом доме умирать.
Дети умирали в деревнях каждый голодный год, и умирали в редкий сытый год, врача попробуй найди. Единственное слово правды в этой встрече - прадеда отдали в приют, спасая от голода, в 1911 году. Где тогда были комиссары? Да не было их от слова совсем. Задолго до появления комиссаров, в деревнях вымирали порой семьями. Вот об этом бы написать.
Но кто же будет читать роман, как у красивых сытых людей из-под их благополучия сочатся, утекая никуда, крестьянские жизни? Кому интересно, что балы, наряды, что там ещё ... "и вальсы Шуберта"? (Только Шуберт невиновен - не писал он вальсов) - что всё это оплачено ранними тяжёлыми крестьянскими смертями?
Если писать об этом, то нужно принять на плечи груз этих тягостных беспросветных жизней. Искать ответ, как можно было что-нибудь изменить. "Ходить бывает склизко..." Да и к чему эти взрослые мысли?
А давайте начирикаем - раз! и чудо: благородные бандиты!
А потом - раз! и снова чудо: ты, такой прекрасный, растрогал душегуба-нквдэшника!
А если ты не веришь в чудеса, то ты начитался Вадима Чекунова (не забыть посмотреть, кто это) и отвечать тебе мы не будем! (Реальный эпизод со встречи с ГЯ. ЕШ: Я вижу, вы очень внимательно читали Вадима Чекунова. Следующий вопрос!)
И так можно чирикать всю жизнь, упаковаться во все мыслимые премии, а под старость записаться в поэтическую секцию.
Главное - сыто посвистывать, хлопать глазками, улыбаться. Нельзя только морщить лобик и задаваться вопросом: тот, кто выдаёт премии, он что тебе оплачивает? Чем ты ему полезна? Об этом молчок.

Санкт-Петербургский книжный салон, 29 мая 2021, часть 2

Сегодня здесь собрался весь читающий Петербург. Организаторы ярмарки принимали радушно - раз уж пришли вас многие сотни, пропустим всех, но порционно и в ту же узенькую дверь.

Я вошла в Синий зал (синий он согласно вывеске на дверях) под слова Багдасаровой: "Любовь-эрос в искусстве отражается в напряжённых образах. Любовь-нежность - это мадонна Литта."
Нашла себе место уже под слова о ненависти в искусстве: "Американский врач исследовал, как люди с военным прошлым, с постравматическим синдромом воспринимают фильмы ужасов. При просмотре у них выделяется адреналин, а он работает для них как обезболивающее". Это пояснение о необычайной популярности картин с мучениями святых, особенно икон с таким сюжетом в средние века, там практически с рождения все были с постравматическим синдромом - голод, войны, эпидемии...

Софья о своей первой книге "Омерзительное искусство": "Книга выдержала 5 переизданий, общим тиражом 25 тысяч."
В наши времена это очень много.
Своеобразно, оказывается, выглядит процесс подготовки книги к изданию. У Софии было аж два редактора: один следил, как бы не оскорбить чувства верующих традиционных конфессий, а другой - чтобы не оскорбить чувства приверженцев конспирологии, вмешательства рептилоидов и т.д.
Похоже, книгам по искусствоведению нынче положен статус "Всё сложно".

Софья очень живо изображает персонажей, так что слушать интересно, а как передать это буквами, непонятно.
Вот, например, история о восстановлении картины с Иваном Грозным.
Прошло довольно много времени с года её написания, и цветовосприятие Репина сильно сдвинулось к фиолетовому. Он сам восстановил лицо Грозного после первого покушения на картину, но так, что Грабарь пришёл в ужас. Грабарь же с другим реставратором смыл свеженаписанный слой и восстановил прежний.
Репин пришёл посмотреть на восстановленного Грозного: "До чего хорош! Это что, это я сделал?"
Софья полушёпотом и с придыханием передаёт ответ реставраторов: "Да-да-да-да-да!"

И ещё у Багдасаровой успели взять интервью.

Интересная новость: издательство собирается перевыпустить её "Апокалипсис".

Так получилось, что в один из дней ярмарки я перепутала место мероприятий и попала на выступление поэтической секции.
Оказалось, это нечто вроде детской площадки, но возраст резвунчиков где-то под 70.
Я была единственной посторонней, одна среди всех не поэт. Уход сразу бросился бы в глаза, выглядел бы грубо и даже немилосердно по отношению к этим хулиганам слова и неслухам всяких правил.
У них седые щётки волос поперёк лысой головы и рыжие кудри неизвестной природы. Их непослушание из 1970-х. Приправа к стихам однообразна - упоминание о грибах, траве и алкоголе - и не зависит от авторства. Их в юности напугали, что темы эти запретны. Они хихикают, предупреждают очередного декламатора, что тема ух-опасная и ловко (по собственному разумению) её обходят.
Все аддикции (ух-опасные темы) теперь интересны только наркологу и только на приёме, но поэты не заметили перемены за прошедшие 50 лет. Да и прошедшие 50 лет тоже, похоже, не заметили.
Проблему с рифмами они решают так же ловко - просто повторяют фразу в каждой нечётной строке. О ритме и рифме они, кажется, слышали, но решили, что им этого не надо - и счастливы среди единомышленников.

Примерно то же я слышала на встрече с Юрием Поляковым, только взгляд был с другой стороны. Он был в ужасе от поэта, что сказал: "С рифмой у меня не очень."
"Так поучись", - ответил жестокосердный Поляков. И это был всего лишь один из его примеров нынешней матрицы жизни. (На ум приходит хохочущий Пушкин: "Если ты не поэт, чего ж ты стихи пишешь!")
Юрий Михайлович вспоминал разнообразные встречи в верхах и в богемной среде, которые в самом-то деле весьма однообразны и вписываются в упомянутую матрицу. (Подробней можно посмотреть в его интервью "Зачем вору запонки")

От него узнала о чрезвычайной популярности у режиссёров и особенно у драматургов доаристотелевской драмы.
Доаристотелевская - значит, не надо заморачиваться завязкой, развитием, кульминацией, развязкой... - красота!
Как это выносит зритель? Ну, я же смогла незаметно улизнуть спустя полчаса. Правда, я на билет не тратилась, так что и переживать не пришлось.

Санкт-Петербургский книжный салон, 29 мая 2021

Вот такие чудеса: Марию Агапову - писательницу, которая сочинила лёгкую добрую сказку про сказочных жителей московского метро, можно застать только в Питере.
Встретить ей удалось совсем не у того издательства, которое издало "Метрольцев" и вопреки общему расписанию встреч. Но звёзды сошлись и было время пообщаться.

Как можно оставить без автографа книгу, автор которой приглашает маленького читателя/ слушателя спуститься в волшебное метрольское подземелье, в хлопотливый мир рабочего народца и помогает подружиться с необычными детишками - младшими метрольцами?
Почему необычными? Они знают тайное слово...
С этой сказкой ребёнку проще освоиться в метро . Там, под землёй, в той глубине, куда его уносят эскалаторы, теперь живут его приятели - Юнька, Фадя... И если вдруг вагон остановится в туннеле, ваш малыш сразу поймёт почему и успокоит вас, шепнув: "Это метрольцы ремонт закончили, инструменты с путей уносят!"
Это единственная известная мне сказка о метро. В этой теме "Метрольцам" конкурентов нет. Другие книги о метро или на более старший возраст, или не сказочные. Вот и закрепить бы издательству свой успех. Но нет.
Сейчас практически любая сказка, любое фэнтези претендуют на создание собственного мира с подробной картой. Ведь сегодня даже в "1001 ночи", в "Гулливере" карты размещают!
Здесь же сказка происходит в реальном объекте со сложной, но крайне интересной топографией и вы, дорогие издатели, не обращаете на это внимания! (Тут, конечно, надо писать"они" и в конце фразы поставить "плак-плак".)
Схема метро - не кучка указателей, это обязательная принадлежность любой станции, символ метро. Вот и разместите на форзаце и нахзаце, а лучше внутри разворачивающимся буклетом, сказочную схему метро.
При надлежащем тщании и уходе эта рабочая лошадка сказочная повесть способна долго кормить издательство. Стоит только поработать над её оформлением и "Метрольцы" могут стать маст хэв для каждой московской семьи и гостей столицы. И за примерами далеко ходить не надо: при довольно слабеньком тексте "Эрмиты" стали символом Петербурга. Вот на что способна качественная работа художников!
Да что там, при переиздании даже ошибки в надписях на картинках не убрали. Зря издатели так небрежно отнеслись. Хорошие тексты - большая редкость, бОльшая, чем хорошие иллюстрации.
Сейчас же недостаток иллюстраций в "Метрольцах" приходится возмещать картинками из виммельбуха Храмцова.

Рекомендую: пара = Агапова М. "Метрольцы" + Храмцов А. "Метро" - прекрасный подарок 4-, 5-летке.

О слабости текстов детских книг. Внимательно перелистывала все книги, что рекомендовали представители издательств, различные сайты о детских книгах... Представьте, вас пригласили в птичий заповедник, вы обрадовались, птичек в бинокль рассматриваете, а птички все картонные. Вот и на выставке так же: откроешь книгу, а там по большей части суконный язык, картонные персонажи, сюжеты и рисунки, которые, чтобы не повредить вкус, лучше прикрывать ладошкой.

Присмотрела себе книжечку у "Аквилегии" - К. Горбунова "Однажды в шкафу".

Язык лёгкий, те две истории, что я прочитала, стоя у стенда, забавные, рисунки не уродские и не переслащённые - редкость, надо брать!

Побывала на презентацию новой книги "Самоката" - "Бестужевки"
На её форзацах информативная лента времени.
И вся книга такая - информация подаётся легко, картинки оттеняют изложение, облегчают понимание-запоминание - и? И всё.
Это "Самокат", изобразительных красот не ждите. В общем, хорошая библиотечная книга.

Книжки про какашки я на фото с прошлых ярмарок показывала. В этом году подвезли нечто новое - "Тайная книга соплей". Интересно, о каких ещё физиологических выделениях нам поведают в следующем году?
Вообще-то нет. Не особо.

"Пешком в историю" держит художественный баланс, не скатываясь в крайности. Вот в текстах порой мелькают пассажи, словно антисоветская пропаганда укусила автора в 90-е ядовитым зубом и он до сих пор не оклемался.
Поэтому лучше у них брать книги о древней истории. А по той цене, что сейчас на выставке, не брать, а срочно к их стенду бежать и в охапку хватать.
Сейчас "Мы живём в Древней Греции" по 600 руб, а игра "Собирай и властвуй" 300 руб.
Для детей 11 лет самое то, очень всё внятно.


Достаточно литературы сугубо питерской.
Самая симпатичная из них "Книга о Русском музее" - твёрдая обложка, формат где-то 30х30
Прекрасные авторы (Усачёв, Яснов, Дядина), замечательные стихи, отличная печать. ISBN не записала, а теперь найти эту книгу не могу.
Всё вместе - 1450 руб.
Дороговато патриотизм обходится, почему бы государству не спонсировать?
Сейчас спонсируют нечто странное.
Это же не сопоставимо, сколько людей ходят посмотреть на новаторство режиссёров - не все наслаждаются видом актёров без трусов, некоторые (извращенцы и ретрограды, несомненно) считают, что если актёру есть что сыграть, то ему не способны помешать ни трусы, ни штаны.
И сколько людей купили бы своим детям такую книгу о Русском музее по цене в 2 раза меньше заявленной?

Санкт - Петербургский Книжный Салон, 27 мая 2021

Расскажу немного о новых книгах, что для меня маст хэв.

Баир Иринчеев - гарант выверенности повествования. Он работает для нас, чтобы мы знали, какими были наши деды-прадеды. Помнили, какими они были на самом деле. 
Нет в его подходе модной строгости классной дамы: "Фу-фу-фу, мелом написать на могильной плите Канта!" А топить печку книгами Толстого, оборвать золочёные двери в Петергофе и кататься на них с горки - об этом такие классные дамы от истории не вспоминают.
Нет у Баира Климентьевича стремления Ханны Арендт уравнять жестокость пришедших грабить, убивать с жестокостью тех, кто вышвырнул этих грабителей из своего дома.
Есть уважение к тем, кому был дорог наш дом, наше прошлое и будущее.
Есть глубокий интерес к этим людям, родным для него и для нас.

Посмотрите серию "Прадедушкины медали" и выбирайте нужную, хотя лучше полистать весь комплект.
Почитайте, лёгкий язык повествования, только проверенные факты, тщательно подобранные иллюстрации. Если опасаетесь приобретать весь комплект, можно взять только ту тетрадь, где говорится о медали за освобождение вашего родного города. Написано внятно и доходчиво, лет с 8 уже вполне понятно.

Если ваш ребёнок любит всё разложить по полочкам с малолетства, то такому стороннику упорядоченного мышления можно их читать лет с 6-7. Так даже проще - будете выпускать ту информацию, к которой он, по вашему мнению, ещё не готов. Всё-таки нельзя сызмальства получать всю информацию об обществе, которое согласилось на людоедство.

Книги помогают и взрослому глубже понять цели войны с обеих сторон. А цели уже вполне объясняют методы и средства.
Если вы любите читать вместе с ребёнком, вместе рассматривать и обсуждать иллюстрации, водить пальцами по карте, то вам нужны бумажные книги.

Это небольшие тетради, совсем не тяжёлые, можно увезти сразу все. Обратите внимание на нумерацию тетрадей, порядок выстроен так, чтобы отразить ход войны.
Книжечки очень содержательные и вполне подходят для школьного подарка к 9 мая. Это более чем достойный подарок за те 100 рублей, что стоит одна тетрадь.
Это вообще достойный подарок, даже если не брать в расчёт цену этого подарка.
Если предпочитаете электронный вариант или не можете найти бумажный, то эти книги в электронном виде можно скачать бесплатно с Яндекс-диска на сайте магазина Военного музея Карельского перешейка!
Хотела посоветовать посмотреть эти книги в Лабиринте, видела их там недавно, ввела запрос "Баир Иринчеев" - нет этих книг. Ввела запрос "Медаль "За оборону Москвы" - опять ничего. Но они есть в Буквоед и Читай-город.
Думаю, можно рискнуть сотней, купить одну (лучше начать сначала и приобрести первую тетрадь - ту, упомянутую "Медаль "За оборону Москвы". Петербуржцам, конечно, интереснее тетрадь № 2 - "Медаль "За оборону Ленинграда").
Рассмотрите книги дома, спокойно полистайте-почитайте их вместе с ребёнком. Тогда и решите, насколько вам нужны все эти 10 книг именно сейчас. Но может статься, что вы встретите их в бумажном виде, только если попадёте в музей Карельского перешейка. Или можете вообще больше никогда не встретить. Куда-то ведь исчезли эти книги из Лабиринта?
Если предпочитаете электронный вариант или не можете найти бумажный, то эти книги в электронном виде можно скачать бесплатно с Яндекс-диска на сайте магазина Военного музея Карельского перешейка.

Эх, эту бы информацию да на три бы недели пораньше...
Но ведь это был не последний День Победы.
Я надеюсь.

P.S. Искать проще по идентификационному номеру.
"За оборону Москвы" - ISBN 9785990902077
"За оборону Ленинграда" - ISBN 9785990582644

Санкт - Петербургский Книжный Салон, 26 мая 2021

Когда в Петербурге жара, пыль пытается воспарить, полетать, покружить, прилипнуть ко всем слизистым оболочкам, пусть даже к давно пересохшим.

Живительный питерский дождичек выявляет красоту города, прохожим придаёт осанку (чтоб из-под зонта ничего не высовывалось), а движениям грацию (чтоб не подскользнуться). И голову следует держать правильно - нос задрать на уровень второго этажа.
А если нос опустить, то поэзия останется вверху, а внизу - лужи, машины, ряженые Петры-Катерины... Срочно задираем нос!
В арке Генштаба белый шатёр- первый пропускной пункт на нашем пути к книгам.
Скользим вальсом, не задерживаемся - тушку прямо, мобильник вправо, поклажу влево (зонтик в руках! зонтик на ленту не класть!). Собрались всеми своими запчастями в единый трансформер, повернули направо, открыли дверь в здание Генштаба.
Здесь скользим медленней, старательно шаркаем - впускают порционно, охранник определяет порцию на глаз - человек 8-10.
Затем продолжаем ритуальный танец во славу безопасности - сами прямо, мобильник вправо, поклажа влево (зонтик на ленту, вместе с вещами!)
Говорю же, ритуальное действо, в нём есть порядок, а не смысл.
Вновь собрали себя воедино, щёлкнули для надёжности сочленениями, двинулись в кассу.

Посещение бесплатно, но билет - бесплатный - нужен. Нужен, но не на все мероприятия. Билеты тоже порционно, стойте, ждите, когда будет новая порция. Мне пришлось ждать 30 минут - не знаю, много это или мало.
За кассами проходов 5, турникетов чуть больше, но всегда есть один тайный, не перекрытый турникетами проход - гуляй не хочу!

За турникетами - Малый Атриум. А вот там - представление книги "Война и мир в отдельно взятой школе".
Список авторов книги как страница классного журнала,  их 24 (!) ("Двадцатеро нас в ночь ушло..."), а на запланированное мероприятие - презентацию - явились трое. Остальным прошу отметить неявку. Особенно Драгунскому, застрельщику проекта - нет, он его не застрелил, он хлопнул первой главой как стартовым пистолетом и понеслась эстафета!
Опоздавшая к началу Строкина назвала текст неровным, но философичным - ой!
Она внесла интригу в повествование, в её главе подростки по маркам догадались, что они брат и сестра. (Не спрашивайте, как это. Всё, что мне вспоминается: "Сын, ты уже вырос, и я открою тебе страшную тайну - ты мне не сын! Ты мне дочь!")
Сюжет, как упомянули участники встречи, похож на "Для пользы дела" Солженицына, только без советской лакировки - ещё раз ой. Что же в книге такое, что по сравнению с ней Солженицын - советский лакировщик?
Сюжет похож - детки пишут роман, чтобы защитить свою школу, обречённую на снос под элитную застройку.
Быков высказался с обычным добродушием: "Один не очень умный критик, а точнее говоря, дурак, сделал обо мне доклад, что основной способ моего творчества - паразитизм на русской классике. Чтобы сделать приятное дураку, я участвую во всех проектах по русской классике" Аудитория посмеялась и похлопала. Мдааа...
Паразитизм - потребление ресурсов другого, не давая ничего полезного этому другому взамен. Что же Быков дал русской классике? Подведём предварительные итоги лет через 20.
Он же: "В одиночку нельзя работать в физике, математике... Коллективный роман был неизбежен."
Ну какой же это коллективный роман?
Антон Соя: "Это странный проект, не соавторство. Пишущие вместе люди выбирают соавторов сами, а нас просто набрали в проект."
Каждый писал свой кусочек, с другими никак не взаимодействовал - сейчас довольно часто встречаемый расклад при написании книг.
По сути книга - частый бредень (сеть такая, а не больной поток сознания, хотя книгу не читала, не поручусь), заброшенный на кошельки доверчивых читателей: авось клюнут хоть на какое-то имя в общем списке.
Быкова модератор воспринимала как приглашённую звезду, что, в общем-то, справедливо - кто больше всех работал в медиа, кто самое узнаваемое лицо? Уже есть поколение, что смотрит на современную и классическую литературу его глазами. Вот и схожесть этого проекта с солженицынской повестью он воспринимает как "положительную тенденцию - автор после неё оказался на Западе". Аудитория вновь посмеялась и похлопала: вера в то, что там рай, а здесь ад, непоколебима.
Хм, Дмитрий Львович уверен, что ему тоже предоставят вермонтское поместье? Помнится, он говорил, что западные издательства предлагали такие гонорары, что он однажды, не выдержав, предложил им издать его роман бесплатно, в подарок.
Модератор Т.Стоянова, взглянув на длинный список участников проекта, нашла другое возражение: "Тут сложно всех авторов отправить на Запад."

ММКЯ - 6 сентября 2020, воскресенье

Ну что, снова в путь? Привет, башня Кутафья! И Манежу слева привет!


Collapse )Привет проверяльщикам, рамкам, охранникам!


Редкий гость в Москве - Эдуард Веркин так стремительно уехал после подведения итогов конкурса "Класс!", что я бежала за ним, призывно размахивая книгами для автографа. Спасибо, что вернулся и подписал! Я ведь могу и подождать до следующей ярмарки, а поезд Эдуарда Николаича ждать не станет.
Я даже не заикалась, чтоб снять рюкзаааак, расссстегнуть молнию, выыыытащить кобуру фотика, расссстегнуть молнию на кобуре, выыыытащить фотик, нажать кнопочку, другую кнопочку, ещё одну кнопочку, посмотреть резкость - в общем, имейте совесть, дамочка! И я имею, Эдуард Николаич уехал неотснятый.

Больше не бегала, к незнакомым мужчинам не приставала, чинно устроилась на стуле у детской сцены аж за четверть часа до начала презентации "Сказок Юкагирыча".

Автора нет, художник есть, толпа "чо время терять!" ломанулась за автографом к художнику. Я со всей благопристойностью - за толпой, а стул - под чужое седалище!
И тут точно по расписанию пришёл Автор. Все замерли, тихо обрели места, зелёный стул виновато прихромал ко мне обратно.

Солнце русской поэзии и прозы (на фото в средине) сверилось с надписью, убедилось, что оно взошло, где надо, обернулось к залу и включило тыщеваттное обаяние.
У Солнца русской иллюстрации (первый слева) с обаянием аналогично, так что слушатели сидели, млели, таяли...
Андрей Усачёв побывал на Колыме 4 раза, написал о ней 10 сказок, потом сказки перевели китайцы, Игорь Олейников нарисовал для них ещё 10 рисунков (текст при переводе на иероглифы ужимается в размере), потом Андрей Алексеевич написал ещё 7 сказок и сейчас издатель (на фото справа) думает, как бы издать этот дополненный вариант.
Но это дело тёмное, на воде писано, лучше посмотрим, что уже есть, что можно купить.

Солнце поэзии и прозы:

"Очень хотелось, чтобы на Колыму ездили не только в Музей ГУЛАГа, сначала хотелось показать ребёнку эту землю,чтобы он узнал и принял её. Пусть страшные черты истории лягут на уже устоявшееся доброе отношение к этому прекрасному краю"

Солнце иллюстрации

"В сопках страшно наступать на землю, не хочется топтать этот красочный ковёр трав"
А ещё Игорю Юльевичу показали шагающий экскаватор, разрешили влезть в него и всё потрогать: "Нож размером с мою квартиру! Я же бывший инженер! И к тому же бывший мальчик!"

Экскаватор тоже найдёте в книге. Но я не мальчик, мне другое понравилось,

как заяц мощно противостоит инфернальным сущностям! Всем бы нам, заинькам, об этом не забывать:=)

Какой-то знакомый двух светил поведал, что он свёз эту книгу на Барселонскую книжную выставку, там она произвела впечатление, и когда все придут в себя после ковида, то, возможно, книга пойдёт по свету много дальше Китая.

Есть планы издать книгу "Русский музей для детей", авторы Усачёв, Дядина и ещё 3 поэта.
А потом снова автографы - очередь то в 2 ручейка, то в один и все сияют отражённым светом - хорошо!

Следующая по расписанию - встреча с Прилепиным, презентация его новой книги.

Вот так выглядит слава.
Вчера нечаянно попала на встречу с Быковым, очень разный контингент слушателей.
Здесь унесли все стулья из соседнего зала и стояли в проходах.
Прилепин много говорит сам, другие писатели часто напоминают Нонну из "Дня выборов": "Задавайте ваши вопросы"
Здесь тоже вопросов было много, дальше некоторые ответы писателя.
"Критика исчезла. В 2006 "Саньку" разбирали в 200 статьях, сейчас скорее разбирают твои записи в fb"
"Я уже есть в самом известном учебнике современной литературы. Федин и ряд других писателей тоже были в учебниках, но имена исчезают из учебников. Так что это неважно"
"Я в МХАТе отвечаю за встречу театра с современной литературой - Рубанов, Шаргунов, Водолазкин..."
"Книги не учат хорошему, они вообще не про хорошее. Книги учат думать сложно. Показывают, что жизнь - это ежедневный выбор"

За это время встреча "Город как текст" о Петербурге закончилась, спешить стало некуда и я отправилась снова рассматривать книги. Вот о чём надо писать!